Об идеалах и внутренних противоречиях

Уже несколько месяцев размышляю над одним противоречием в своей жизни, и вот собрался изложить его в блоге. Хотя я не раз утверждал, что у меня никогда не было кумиров или героев, на которых я хотел бы походить, но это верно только лишь отчасти: я не хотел быть похожим на кого-то конкретного. Но некий ряд образцов и черт характера для подражания, представлений о том, каким должен быть настоящий человек, у меня все же существует. К этому ряду можно отнести «универсальных» людей времен эпохи Возрождения, героев Жюля Верна, комсомольцев 20-30-х годов, и людей будущего из книг Ивана Ефремова или Стругацких. Также с некоторыми натяжками туда можно вписать Петра I и его сподвижников, но не столько реальных исторических личностей, сколько их образы из старых фильмов.
Что общего у всех этих персонажей? Пожалуй, то, что это внутренне свободные, независимо мыслящие люди с достаточным количеством внутренних опор личности, которые достаточно прямолинейны и идут к своим целям без всяких интриг и закулисных игр (за исключением разве что людей эпохи Возрождения). И, самое главное, эти цели не связаны с личным обогащением, а обусловлены либо тягой к приключениям и жаждой насыщенной жизни, желанием реализовать себя, либо сознательным служением какому-то общему делу (причем можно проследить, как по мере продвижения по этому ряду вторая составляющая начинает преобладать над первой). И многие мои размышления связаны с тем, как сделать мир, где все (ну или хотя бы подавляющее большинство) будут именно такими людьми.
А противоречие, о котором я упоминал выше, заключается в том, что я всегда понимал, что не могу этим образам соответствовать, так как все перечисленные герои живут в янской модальности, тогда как я — ярко выраженный Инь, категорически не склонный к рискам и активной жизни. Да и имеющиеся у меня страхи тоже соответствию этим образам не способствуют. Еще одно проявление этого противоречия заключается в постоянном внутреннем противостоянии установок «любой имеет право быть собой» и «должен быть некий стандарт человеческой личности».
Но были ли иньские персонажи, которых я бы воспринимал как образцы для подражания? Как выяснилось, да. К таковым можно отнести монахов (причем неважно, какой религии), в частности монахов-летописцев или переписчиков книг, кабинетных ученых, например, увлеченных расшифровкой древней письменности или доказательством какой-либо теоремы, и «безумных изобретателей». Для всех них общим является то, что они максимально отрешены от происходящего в настоящем и сосредоточены на какой-то задаче, которая имеет ценность только с точки зрения вечности, довольствуясь в повседневной жизни весьма малым. При этом для такой жизни нужны несколько условий условия: полная самоотдача своему делу, высокий уровень самоконтроля (пожалуй, даже больше, чем для Ян-модальности, так как там необходимость действовать возникает сама собой из окружающих обстоятельств), и подобная монастырю среда, которая настраивает на созерцание и размышление и сводит к минимуму все отвлекающие факторы. И тут возникает второе мое противоречие. Я очень хочу реализоваться по иньскому варианту, но этому мешают два фактора. Во-первых, нет ничего, чем я увлекался бы по-настоящему, ради самого дела, а не ради желания превзойти людей из своего окружения. То ли потому что в детстве/юности не попалось Учителя, который увлек бы меня чем-то по-настоящему, то ли по каким-то другим причинам, но увы, это так. А еще Второе Подключение лишило меня той среды без отвлекающих факторов. Собственно, именно с этим связаны многие мои переживания последних лет.
Кстати, в процессе написания этого сообщения задумался над вопросом, кто же для меня является антигероем. Результат получится довольно неожиданный — Гэтсби из фильма «Великий Гэтсби» по книге Фицжеральда: приобретает богатство противозаконным и общественно-вредным способом, тратит его на полнейшую ерунду, и в конце ставит любовь выше закона, что в моей системе ценностей неприемлемо.